Йога и Запад

by yogasekta

По книге К. Юнга “Йога и Запад”.

Менее века прошло с тех пор, как Западу стала известна йога. Хотя всякого рода истории о легендарной стране Индии – стране мудрецов и магов – были известны в Европе уже две тысячи лет, реальные знания об индийской философии и практики проникли на Запад только с Упанишадами, которые привез в Европу франуцузский востоковед Анкетиль-Дюперрон в конце 18 века.

images (10)

Более глубокие труды принадлежат англичанину Максу Мюллеру, издавшего в Оксфорде священные книги Востока. После возникло теософское движение, вдохновляемое Блаватской и Рерихами. С тех пор вот уже несколько десятилетий знания о йоге развиваются по двум различным направлениям: с одной стороны, йога – предмет самой строгой академической науки, с другой – она стала чем-то вроде эзотерического течения, почти секты.

Этот продукт йоги в западном варианте весьма трудно сравнивать с тем, что представляет собой йога в Индии. Дело в том, что западное восприятие философии очень отличается от восточного. На Западе философия и наука – это две совершенно разные области. Для этой ситуации характерно строгое размежевание между наукой и философией, которое в той или иной мере существовало на протяжении примерно трехсот лет до того времени, как йога стала известна Западу. В период мировых открытий и промышленной революции на Западе мысль все в большей степени освобождалась от оков религиозной традиции. Постепенно, в течение XIX в., ослабление церкви и появление новых течений привело к широкомасштабному импорту экзотических религиозных систем, таких как религии бабизма, суфийских сект, “Миссии Рамакришны” , буддизма и т.д. Многие из этих систем, например, антропософия, содержали в себе элементы христианства. Возникшая в итоге ситуация чем-то напоминала эллинистический синкретизм III-IV вв. н.э., в котором также присутствовали следы индийской мысли (ср. Аполлоний Тианский, орфико-пифагорейские тайные учения, гностицизм и т.д.).

Человеку, как известно, необходима вера в некую силу (любую), которая, если жить по ее правилам, подарим ему, человеку, счастье. Католическая и протестантская церковь все хуже справлялись с этой задачей, а наука не уделяла ни малейшего внимания этим надеждам и чаяниям. Поэтому свежее для Запада течение – йогу – приветствовали как путь спасения.

Gary_en_Hanumasana

Более того, европейцы привыкли доверять науки больше, чем религиозным обещаниям и доктринам. Йога вполне отвечает этим чаяниям. Помимо притягательности всего нового и очарования полупонятного, она все же обладает стройной логикой и обоснованными методами саморазвития. Кроме того, йога содержит в себе возможность получать контролируемый опыт, а тем самым удовлетворяет страсть ученого к “фактам”. Глубокомысленность йоги, ее почтенный возраст, широта доктрины и метода, покрывающих все сферы жизни, – все это обещает неслыханные возможности, каковых не могла предложить европейская церковь.

maharishimahesh03

Практика йоги немыслима – да и неэффективна – без тех идей, на которых она базируется. В ней удивительно совершенным образом сливаются воедино физическое и духовное. На Востоке, где лежат источники этих идей и этой практики, йога является превосходным методом слияния тела и сознания.  Индийское мышление с легкостью оперирует такими понятиями, как прана. Иное дело – Запад. Запад обладает развитым научным и философским критицизмом, он неизбежно оказывается перед дилеммой: либо проглотить такие понятия, как проча, атман, чакра, самадхи без малейшего проблеска мысли, либо его научный критицизм разом отбросит их как “чистейшую мистику”.

Раскол западного ума с самого начала делает невозможным использование возможностей йоги в полной мере, как это происходит в Индии. Она становится либо исключительно религиозным делом, либо чем-то вроде гимнастики, контроля за дыханием, эуритмики и т.п. Мы не находим здесь и следа того единства этой природной целостности, которые столь характерны для йоги. Индиец никогда не забывает ни о теле, ни об уме, тогда как европеец всегда забывает то одно, то другое.

Пусть исключительно благодаря этой забывчивости он завоевал сегодня весь мир, европеец удивительно мало знает о собственной сущности и своей внутренней природе. Европеец стремиться к контролю над природой, индиец – к контролю над собой.

Европеец должен заново открыть в себе естественного человека. Однако вместо этого европеец обожает системы и методы, способные лишь еще более подавить в человеке естественное, которое все время становится европейцу поперек дороги.  Западный человек не нуждается в большем господстве над природой, внешней или внутренней. Господство над обеими достигло у него чуть ли не дьявольского совершенства. К сожалению, при этом отсутствует ясное понимание собственной неполноценности по отношению к природе вокруг себя и к своей внутренней природе.

104880-004-913F2DBF

Йога – это освобождение сознания от всякого порабощения, отрешение от субъекта и объекта. Но так как мы не можем отрешиться от того, что является для нас бессознательным, то европеец должен для начала знать, что он собой представляет как субъект. На Западе мы называем его бессознательным. Техника йоги применима исключительно к сознательным уму и воле. Такое предприятие обещает успех лишь в том случае, если бессознательное не обладает заслуживающим внимания потенциалом; иначе говоря, если в нем не содержится значительная часть личности. В противном случае сознательные усилия останутся тщетными. Все судороги ума породят карикатуру или вызовут прямую противоположность желаемому результату.

Духовное развитие Запада шло совсем иными путями, чем на Востоке, а потому оно создало, пожалуй, самые неблагоприятные условия для применения йоги. Западная цивилизация едва достигла возраста одного тысячелетия, она должна прежде избавиться от своей варварской односторонности. Это означает в первую очередь более глубокое видение человеческой природы. Посредством подавления и контроля над бессознательным никакого видения не добьешься – и тем менее путем имитации методов, взращенных совсем иными психологическими условиями. Со временем Запад изобретет собственную йогу, она будет опираться на фундамент, заложенный христианством.

Advertisements